14 мая 2017

Стражи галактики. Часть 2

«Стражи Галактики» сейчас как глоток чистого воздуха в эпоху сиквелов и ремейков. Несчастного Человека-паука умудрились за 15 лет переснять 3 раза, а стражей не то, что не переснимали, они в принципе персонажи для Марвел новые. С миру по нитке их собрали: кого-то из старых комиксов, кого-то придумали практически на ходу, кого-то подлатали. Так в 2008 году появилась новая, молодая команда бойцов. У них и суперспособностей никаких нет: просто крепкие ребята, кто поумнее, кто поглупее, кто похитрее и проворнее, а кто-то просто дерево. Мы их полюбили за то, что они не такие, как всё то, что сейчас снимают по комиксам, за то, что они искренние и знают, что делать, если плёнку нужно перемотать, а под рукой только карандаш.

Стражи галактики. Часть 2 [Guardians of the Galaxy Vol. 2]

И вот, команда космических отморозков снова спасает галактику от Вселенских угроз, причем часть угроз они невольно сами и провоцируют, ибо клептомания енота Ракеты не знает границ, а остальным, как плохому танцору что-то вечно мешает: честь, достоинство, долг и семья. Межличностные отношения и приколы в стиле «Люк, я твой отец!» стали центральными в фильме. Персонажей продолжают раскрывать, углубляясь в изучении понятия «семья». Все заботятся о маленьком сучке Груте, который теперь размером с котёнка, Енота любят и терпят притом, что он постоянно козлит, Гамора и её сестра Небула продолжают выяснять отношения, а Звёздный Лорд, наконец, узнаёт все тайны своего происхождения.

Стражи галактики. Часть 2 [Guardians of the Galaxy Vol. 2]

Видимо, Вин Дизель не только озвучивал Грута: во вторых «Стражах» всё практически как и в «Форсаже»: родственники здесь не в буквальном смысле, а, скорее, в духовном. Почти в финале фильма зрителя и вовсе подводят к факту, что генетический код далеко не семейные узы, «отец» не всегда равно «папа», да и сестрами не обязательно быть по крови. Да, да: тут чуть ли не каждая реплика касается взаимоотношений, психологии и характера. Жизненные перипетии, из которых предстоит выбраться в открытый космос, заставляют каждого пересмотреть своё отношение к себе, к миру и к окружающим. Из-за всех этих взаимосвязей сложно выделить реально главного персонажа, потому что от каждого зависит слишком многое, к каждому из этого галактического компота по разным причинам проникаешься симпатией.

Стражи галактики. Часть 2 [Guardians of the Galaxy Vol. 2]

Однако не только межличностными взаимосвязями фильм един и связан одной цепью. Пожалуй, в «Стражах», как нигде, обычные, казалось бы, песни играют важную роль, вокруг них косвенно построен сюжет: вокруг их звучания, текстов, названий треков. И без внимания не остаются шуточки о плеерах, кассетах и всём том, что привёз Питер Квилл с Земли. Музыка сшивает этот калейдоскоп, помогая зрителю ощутить свою близость к происходящему, музыка нашей родной планеты. Буйство красок и бесконечные палитры оттенков картины не создают искусственности, напротив, делают кино живым, натуральным, атмосферным и по-душевному тёплым.

Стражи галактики. Часть 2 [Guardians of the Galaxy Vol. 2]

В фильме слишком много Земного, оттого, что Звёздный лорд застрял в 80-х годах XX века, попутно утянув в свою машину времени всю съёмочную группу «Стражей Галактики». Едва ли сценаристы и режиссёр смогут вспомнить все пасхалки, которыми они буквально начинили каждый кадр. Самое заметное, точнее слышимое, конечно же, песни 60х-80х гг. К пасхалкам можно причислить даже появление Сталлоне, и список можно продолжать бесконечно: Пакмен, созданный из окрашенных в жёлтый камней, 8-ми битные игры, построение кораблей как в Галаге, отсылки к фильмам ушедшей эпохи, отсылки к комиксам Марвел и к самим себе же, к первой части «Стражей».

Стражи галактики. Часть 2 [Guardians of the Galaxy Vol. 2]

Режиссёр Джеймс Ганн вдохновился приёмами и стилистикой картинки научной фантастики из 50-х годов, или своровал, кому как: с одной стороны мы имеем современный фильм со всеми возможными визуальными приёмами, с другой — фильм-ностальгию. Это проявляется не только в фильме в целом, но и в словах Питера Квилла, ведь почти всё то, о чём он говорит, построено на ностальгии. Он сравнивает происходящее на космических просторах с тем, что он помнит о Земле; свои отношения с Гаморой — со старым телешоу, где что-то нужно или не нужно делать для повышения рейтингов. И ведь не шутит. Поскольку смены стадий отношений Звёздного Лорда и зелёной Чудо-женщны не наблюдается, это все же заставляет зрителя проявлять дополнительный интерес к историям о космическом отряде. Поведение Квилла отчасти схоже с тем, как ведёт себя Джон Крайтон в «Фарскейпе»: они говорят о вещах, которые абсолютно непонятны окружающим, шутят шутки, которые понятны только им и зрителям-землянинам, и ведут себя придурковато-дерзко, потому что периодически их считают идиотами, они ведь не местные. Сложно причислить подобное к отсылкам, скорее это реальность, с которой может столкнуться человек, если его в глубокий космос утащат инопланетяне.

Автор обзора: Ex-Histerica