02 марта 2017

Интервью с Андреем Гавриловым, сценаристом фильма «Защитники»


«Кино — это бизнес, не забывайте…»

Андрей Гаврилов молодой российский сценарист, на счету которого не очень много работ, но все они на слуху. К примеру, музыкальный фильм «Голоса большой страны» и футуристический «Мафия: игра на выживание». Ещё бо́льшую известность Андрею принесли «Защитники» — самая крупномасштабная кино-супергероика в России.
Гаврилов оказался довольно разносторонней личностью: кроме кинематографического образования имеет ещё и инженерное, также работал главным редактором в газете и журнале. А свой путь в киноискусство и вовсе начал с видеопроката. В общем — человек из народа. О своём участии в «Защитниках» он рассказал в интервью нашему журналу.




— Работа сценариста чуть ли не самая важная, но, при этом сама личность сценариста одна из наименее заметных и представительских. Насколько вообще автор волен в кинопроизводстве?
— Самая важная профессия в кино — это оператор. Это единственный человек, без которого кино невозможно. Так что вопрос о недостатке моей публичности меня не особо волнует [смеется]. Сценаристы всегда были в тени, это нормально. А если говорить об авторе, то это более широкое понятие, ведь и режиссер, и художник-постановщик, и тот же оператор — они тоже авторы, и каждый из них имеет право на выражение себя в искусстве. И только в кино возможен их удивительный симбиоз. За это я его и люблю.

— Кому первому и когда пришла в голову идея о создании крупномасштабной отечественной супергероики?
— Авторы идеи «Защитников» — это режиссер и продюсер фильма Сарик Андреасян и его брат, продюсер Гевонд Андреасян.



— А как насчёт того, что любой человек может подать заявку на участие в создании франшизы?
— Мне пишут очень талантливые ребята, предлагают сюжеты, героев, идеи. Все это очень приятно и интересно читать. Мы в «Большом кино» уже серьезно думаем, чтобы провести конкурс среди поклонников франшизы на лучшего нового персонажа вселенной Защитники и включить победившего в официальный пантеон героев. Понятно, что для этого нужно соблюсти ряд условий — легенда персонажа не должна противоречить общей истории «Патриота», а его суперспособности — не пересекаться с уже имеющимися у Защитников. У нас в каталоге уже достаточно героев, поэтому сделать это не так просто. Но возможно.

— При создании мира «Защитников» вдохновлялись ли какими-либо источниками? Есть ли прообразы и прототипы персонажей из других вымышленных миров или из реальной жизни?
— Изначально Защитники — это представители 16 советских республик и различных народностей СССР. Поэтому при разработке того или иного героя я изучал культуру и обычаи его народа, их эпос, мифологию — былины и предания. Имеет значение и общая история, политика, устройство социума данного региона. Все то, что дает ключ к пониманию ментальной загадки. Это всегда интересно. А что касается характеров — то какие-то черты, безусловно, списываются с окружающих. Но все это собирательные образы, один в один я никого не копировал.



— Сами увлекаетесь комиксами про супергероев?
— Скажу честно — нет. В юности я читал комиксы про черепашек-ниндзя, но это было давно. Поэтому, когда мы начали работать над комиксами про Защитников, мне пришлось довольно серьезно изучать этот вопрос. Написать сценарий фильма и сценарий комикса — это совсем разные вселенные, я вам скажу. Но мне очень помог в этом деле наш художник — Александр Дальев, за что ему отдельное спасибо. Он фанат комиксной культуры, он и познакомил меня со всеми современными тенденциями графических романов.
А вот в кино с удовольствием хожу на супергероев, мне нравится «Железный человек», а из последнего, конечно же, «Дэдпул». Вот жду еще «Чудо-женщину», трейлер потрясающий у нее, интересно, что получилось.

— Прошедший год был назван годом кино, однако ему больше подошло бы название года мейнстрима, с учётом того, что было произведено большое количество массового кино. Действительно ли в России снимают всё больше и больше мейнстрима?
— Ну, я с такой статистикой не согласен. Каждый год выходит в России и коммерческое кино, и так называемый арт-хаус. Причем их соотношение не меняется, это где-то 70 на 30 в пользу более массового, что логично. Кино — это бизнес, не забывайте. Ведь даже фестивальные картины приносят своим продюсерам доход, иначе какой смысл им вкладывать в них средства? Никто у нас в стране не делает кино только из-за любви к искусству, давайте не будем обманывать друг друга. Просто каждый выбирает, что ему ближе — блокбастеры или камерные драмы. Риски, конечно, на блокбастерах выше, потому что бюджеты большие, но и резонанс шире. Так что тут каждому свое — по амбициям и личным вкусам.

— Как воспринимаете обвинения о вторичности или даже плагиате идеи создания «Защитников»?
— К конструктивной критике я всегда готов и открыт, иначе работать в индустрии было бы очень сложно. В наших группах в соц.сетях я общаюсь с подписчиками — мы проводим опросы, даже сами просим, чтобы люди высказали свое мнение. Но не по принципу «нравится/не нравится», а как сделать проект еще лучше, что нужно докрутить, додумать, доделать. А обвинения... да нормально воспринимаю [улыбается]. Я не первый год работаю, и это не первый мой проект. Что касается троллей в соц.сетях — на них я внимания не обращаю, я даже не читаю все эти тысячи комментариев под трейлерами. Ведь никто из этих «обвинителей» даже не может сформулировать, что такое «плагиат», и кого же считать первооткрывателем темы супергероев.



— Как вы думаете в чём истинная причина того, что многие российские зрители воспринимают в штыки «Защитников»? Только ли от того, что некоторые персонажи отдалённо напоминают западных?
— Начнем с того, что многие наши граждане воспринимают все российское кино в штыки, такова реальность. Просто «Защитники» вызвали большой резонанс в мировой кинопрессе, и шумихи вокруг него больше, включая и протесты. Поэтому дело тут не в схожести проекта с американскими аналогами, а в том, что кредит доверия отечественного зрителя к своему кинематографу по-прежнему не высок. В этом и состоит наша общая задача — доказать публике, что российское кино заслуживает такого же отношения, как и западное. Ведь согласитесь, тем же американским комедиям типа «Дедушки легкого поведения» или недавнего «Почему он?» наш зритель прощает все — и пошлый юмор ниже пояса, и скабрезные ругательства через слово, и сомнительную мораль. Но стоит нам даже намекнуть на фривольность — тут же засыпят камнями! Завалят просто. Тоже и с другими жанрами. Сколько вот досталось «Притяжению» Федора Бондарчука? Обвиняли, что идея украдена у «9-го района», что графика плохая, актеры деревянные и прочее. А фильм вышел — и все сразу успокоились — потому что зритель увидел, что всё в картине как надо, и с национальным колоритом, и с сюжетным рядом, и с юмором. И сборы фильма говорят сами за себя. Особенно всего лишь небольшие падения во второй уик-энд. Это успех.



— Говорят, что большинство писателей и сценаристов в том или ином герое отражают себя. Это и к вам можно отнести?
— Психологами уже давно доказано, что человек в принципе ничего не может придумать, так устроен наш мозг. Мы лишь интерпретируем то, что уже однажды слышали, видели, чувствовали. Это касается и героев — мы (сценаристы) наделяем их чертами, которые знаем по окружающим, либо... своими собственными. Уверен, что преданные поклонники «Защитников» со временем заметят, что день рождения одного из героев совпадает с моим собственным. Но говорить, что он — это мое воплощение, я бы не стал. Мы разные. Но в каждом из Защитников есть частица меня — это естественно, ведь я их «ментальный папа» [смеется].

— А вы сами имели сомнения насчёт работы над «Защитниками»? Ведь в России супергероика — это малоосвоенный рынок, который в основном довольствуется западным продуктом.
— Некоторые попытки освоить это жанр у нас в стране уже были: «Черная молния», «Меченосец», даже «СуперБобровы». Поэтому сомнений не было. А был и есть азарт, интерес, желание создать что-то, что будет жить долго. Что может увлечь самого важного лично для меня зрителя — детей. И в плане работы, и в плане жизни я человек «open mind», как говорят так часто упоминаемые нами в беседе американцы.
Концепция Защитников рождалась очень легко, так как много из исторического контекста лежало на поверхности. Даже удивительно, что этого никто не написал до меня. В любом случае, я надеюсь, что вслед за Защитниками появятся у нас в стране и другие киновселенные супергероев — в комиксах они уже давно и успешно существуют!  И я искренне желаю всем в этом успеха! Будет же интересно потом делать разные совместные кросс-приключения!

— В супергеройских вселенных кроме правительственных супергероев существует ряд других разновидностей вроде уличных мстителей и линчевателей. Во вселенной Защитников будет ли нечто подобное?
— Наша вселенная разрастается с каждым днем. Ее уже не остановить. У нас уже есть герои и без суперспособностей, есть и так называемые мета-люди, которые обладают экстраординарными навыками от природы, без вмешательства «Патриота». С каждой новой историей мы будем о них рассказывать. Так что скоро все узнаете.



— Как вообще будет называться ваша супергеройская вселенная? Будут ли спин-оффы, и если да, то какие?
— Вселенная «Защитники». Тут мудрить не надо [улыбается]. Сейчас у нас находятся в разработке четыре сольных проекта про Хана, Лера, Ксению и Арсуса. Но что из них увидит свет и в каком виде — решит зритель. Когда получим обратную связь по первому фильму, комиксам и книге, будет понятно, куда будем двигаться дальше. Может это даже будет анимационный сериал, а может и полноценные игровые фильмы.

— Каково ваше участие в других проектах, таких как «Кома», «Бременские музыканты», «Избранные»?
— Как редактор кинокомпании «Большое кино» так или иначе я участвую в создании всех проектов студии. По оригинальной идее Сарика про «Кому» я писал изначальную концепцию и первый синопсис. Но потом мы кардинально изменили концепцию — с мистической на более научную, и финальный сценарий написал уже Никита Аргунов со своими соавторами. На проектах «Бременские музыканты» (там будет совмещение игрового кино и компьютерной анимации) и «Избранные» (по героям вселенной Беляева) — я редактор в штатном режиме.



— Какие предпочтения в фантастике, будь-то кино, литература и другие формы искусства?
— Фантастику я люблю, уважаю, смотрю, читаю, а теперь и создаю. Если говорить не только про супергеройскую тему, то в кино вся классика от «Терминатора» и «Чужого» до «Звездного десанта» и «Искусственного разума» — в моей домашней коллекции. Я смотрю и научную фантастику, и боевики, и авторские проекты. Я поклонник британского сериала «Доктор Кто», который на экранах уже более 50 лет! За последние годы самый сильный фильм в жанре — это «Гравитация» Альфонса Куарона. За прошедший сезон мне понравились «Прибытие» и «Пассажиры». В литературе в детстве зачитывался романами Кира Булычева, чуть позже Стивена Книга, Роберта Ханлайна, и многих других. Я вообще раньше читал больше даже, чем смотрел. Сейчас скорее наоборот, но книги, причем в печатном варианте, не электронные, по-прежнему моя страсть. Могу и «Голодные игры» почитать, и «Бегущего в лабиринте». А могу и Камю с Кафкой.

— Каких кинематографистов можете назвать своим образцом для подражания?
— Я не создаю себе кумиров, это мой жизненный принцип. Но многих коллег я уважаю и преклоняюсь перед их талантом. Когда я вижу, что делает в сценарном плане Стивен Моффат — я понимаю — это почти недосягаемые высоты. Или сценарий фильма «Маленькая мисс Счастье» — это же просто мечта! Я вообще человек щедрый на эмоции — могу и зааплодировать в зале во время сеанса, а если знаю создателей фильма лично — обязательно потом напишу и поздравлю с успехом! Для меня нет большей радости в жизни, чем посмотреть талантливое кино. А жанр и страна-производитель тут уже не важны.

— Какие планы на ближайшее будущее, будут ли новые проекты?
— Мы продолжаем развивать вселенную Защитников. Работаем над концепциями сиквелов. «Большое кино» — это амбициозная компания. Сейчас в запуске несколько проектов. Кроме озвученных блокбастеров там есть и драматические картины. Так что планов, работы и проектов хватает. И это прекрасно.

Беседу вёл Айк Варданян

1 комментарий:

  1. Скажу только одно. Книга мне понравилась больше, чем фильм. Комиксы не видел ))))

    ОтветитьУдалить