21 марта 2016

Интервью с Евгением Лукиным

Евгений ЛукинЕвгений Лукин — писатель-фантаст, чьи книги полюбились читателям не только с точки зрения футурологии, но и за те юмор и сарказм, сквозь которые пропущен сюжет. В рамках конференции РОСКОНа проходит конкурс «Рассказ за час», где куратором и является писатель Евгений Лукин, с которым мы побеседовали как о конкурсе, так и просто о жизни. Это настолько простой и милый человек, по которому было видно, что он чувствует себя как дома: ноутбук, спортивный костюм, и… …тапочки! Так что нам даже не пришлось задавать ему наш фирменный вопрос про обувь, для того чтобы понять, что этот человек занял лидирующую позицию в нашем опросе.

— Сегодня мы спрашиваем всех писателей о самом РОСКОНе. Что на ваш взгляд самое ценное в такой конференции?

— Самое главное в РОСКОНе для меня то, что я сюда приезжаю, чтобы встретиться со своими друзьями, потому что другой возможности нет. Но, к сожалению, уже не со всеми получается встретиться, многие уходят. Ушёл Миша Успенский уже больше года. Ужасно жалко, что я его уже не увижу. Так что РОСКОН для меня — это именно встреча. А что касается организационной части — всё замечательно. Я бы во всяком случае так организовать не смог.

писатель Евгений Лукин

— В рамках конференции РОСКОН прямо сейчас происходит интересный конкурс «Рассказ за час», который вы курируете. Поведайте нам об этом поподробнее.

— Тот, кто ведёт этот конкурс, в данном случае — я, выкладывает пять-шесть тем, которые разыгрываются по жребию. Потом участники садятся тут за компьютер и пишут за час рассказ. Я уже прочёл около половины из того, что было написано участниками — всё очень профессионально. Молодцы. Это профессионалы. В этом году в конкурсе пожелал принять участие Майкл Суэнвик, и он уже рассказ свой написал на английском, на тему «Конец света 2». Я этот рассказ уже прочёл и должен сказать, что он одновременно и забавный и печальный. Итоги ещё не подведены, но думаю, он и победит. Хотя судить будет трудно.

— Планируется ли «Рассказ за час» и в последующих конференциях РОСКОНа?

— Не знаю. Возможно. Это уже не первый раз, а где-то уже шестой год проходит этот конкурс. В этом году вести его предложили мне, наверное, потому, что я считаюсь специалистом по рассказам. Я люблю малые формы, и это предложение было для меня приятной неожиданностью, и я надеюсь, что эта традиция не прервётся.

Евгений Лукин раздолбаи космоса

— Для вас есть какая-то разница в книгах между бумажным и электронным форматом?

— Да хотя бы на глиняных табличках, мне всё равно. У меня нет комплекса, когда человеку обязательно нужен шорох переворачиваемой страницы, когда книга не только на взгляд, но и на ощупь. У меня этого нет. Почему мне всё равно — потому что я сам пишу на компьютере. Я бывший верстальщик. И даже когда я читаю любой текст — я сначала для себя его выверстаю, чтобы мне было удобно читать. Конечно электронный текст удобнее, но пока в читателе живёт тоска по предметной книге — это хорошо.

— Что для вас значит профессия писателя?

— Нет такой профессии сейчас. Когда-то была при советской власти. Это могло обеспечить и можно было жить. Хотя в ту пору я писателем не считался. В союз меня приняли в 92-м. Разумеется, в каждом литераторе живёт его первая профессия. Беда только в том, что мне считать своей первой профессией? По образованию я филолог, учитель русского языка и литературы. Когда-то я преподавал в сельской школе, но до сих пор с ужасом вспоминаю об этом. И был счастлив, когда меня взяли рядовым в советскую армию — таким образом мой педагогический стаж прервался. А после армии кем я только не был: резчиком холодного метала на заводе,  заведующим фотолаборатории, печатником, кем-то ещё, уже не помню. А, да: очень долго работал в газете выпускающим редактором, и странно, что на эту тему я ни разу ничего не написал. Про всё остальное писал: про армию — есть фантастические вещи, есть про завод. Фотограф — «Каникулы фотографа» мы написали когда-то с Любовью Лукиной. А вот почему-то мои 15 лет жизни наборного цеха… ведь уже нет линотипов, нет матричных прессов… всё пытаюсь подобрать тему для этого ушедшего наборного цеха. Уникальная тема, но я за неё всё никак не могу взяться.

Евгений Лукин  катали мы ваше солнце

— А над чем сейчас работаете?

— Начато многое, но пока четыре месяца простоя. Бывает такое. Вот почему я не считаю себя коммерческим автором: я не могу писать на заказ. Хотя с одной стороны приятно так работать, а с другой — бедно жить. Когда побольше было сил, я 12-ти листовик писал за полгода. Самое крупное — 14-ти листовик. Хотя часто бывало так, что я приносил в московское издательство предварительный синопсис, потом через полгода приносил законченную вещь, совершенно не имеющую отношения к этому синопсису, и приходилось садиться и переписывать его. Хотел написать одно — написалось другое.

— Вот ещё такой вопрос: ведь книга — это не только текст, но и обложка.

— Да! Да, когда я был в классе 8-9-м — я охотился за обложками. Раньше по обложкам чувствовалось, когда художник вкладывается и любит то, что он оформляет. Возможно, возможно и сейчас так, но когда я был маленький глупенький, да собственно, и сейчас не умнее, обложка означала очень многое.

Евгений Лукин Зона справедливости

— А как рождаются сюжеты?

— А сами. С улицы. Например, «Зона справедливости» — в 90-е годы я шёл по улице, и неверно издалека прочёл надпись. Там было написано «Зона свободной торговли», что ли, а я прочитал «Зона справедливости», и мне стало даже страшновато, что же там такое происходит на этой зоне справедливости. И вот из неверно прочитанного названия вдруг возникла книга.

— Чтобы вы посоветовали молодым писателям?

— Я бы посоветовал бы не давать пощады ни себе, ни тексту, и если ты действительно любишь словесность — готовься к трудностям. И нужно действительно любить это ремесло.

— Спасибо! Желаем вам вдохновения и творческого настроения!




СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

РОСКОН 2016 РОСКОН 2016 РОСКОН 2016 отчет РОСКОН 2016

Комментариев нет:

Отправить комментарий