16 января 2016

«Выживший» [The Revenant, 2016]

ОСКАЛ ХОМЯКА

Потомственный первопроходец, далёкий предок Беара Гриллса, любитель краснокожих промежностей убеждённый выживальщик Хью Гласс отправляется в опасную экспедицию в поисках ценного меха местных кроликов, что обитают на земле злобных индейцев, которых к тому моменту ещё не успели истребить и разогнать по резервациям. Компанию персонажу Леонардо ДиКаприо в этом нелёгком деле составит целый батальон разношёрстного быдла, среди которого особенно выделяется шипиляво-гнусавый жлоб Фицджеральд за авторством Тома Харди, а так же первопроходец Джим Бриджер, тот самый, тактикой которого столетиями позже воспользуется лейтенант Альдо Рейн, чтобы быть безжалостным к фашистам, ибо те, как и краснокожие, вообще не люди, они — марионетки, гонители евреев и маньяки.

Выживший

Беспощадные триумфаторы прошлогодних Оскаров с лице режиссёра Иньяритту и оператора Любецки разжившись непостоянным продюсерским доверием, создают на редкость масштабное в своей уединённости полотно, лихо расходуя изрядный бюджет на снег, лошадей и гонорары. Взяв за основу некоторую рукопись, которая, как и полагается рассказам бабушек со скамейки, основана на реальных событиях, Иньяритту, однако, особо не утруждается сценарными страданиями, представляя вниманию зрителя простейшую историю священной мсти, где брошенный умирать аки феникс восстаёт из пепла и полуживым мертвеходом, следует за своим обидчиком оставшиеся два часа хронометража.
А весь конфликт, к слову, произошёл лишь по той причине, что Фицджеральд оказался приличным жадным козлом, желающим, во что бы то ни стало заработать ВСЕ деньги, а бедолага Хью Гласс кадрами ранее встретил категорически враждебного Винни Пуха, об которого изранился до полусмерти, отчего оказался не в состоянии передвигаться своими силами. От перспективы тащить раненного бородатого борова на своих плечах, Фицджеральд вспотел и взмолился, но не имея в своей голове вменяемых идей по получению своих кровных, не придумал ничего лучше, как умертвить краснокожего сынка Гласса, притворившись, что тот таки издох. На этом, как ни странно, развитие сюжета замедляется в ноль: Иньяритту на длительное время самоустраняется, оставляя за главного оператора Любецки, чтобы тот в очередной раз продемонстрировал свои madskillz в обращении с камерой, в объективе которой с этого момента будут поочередно отражаться бескрайняя красота американской земли и помешанный от жажды мести Хью Гласс.

Выживший

Отхвативший целых двенадцать номинаций на грядущей кинопремии респекта и уважухи, представляющее собой не слишком сбалансированное, но визуально совершенное полотно, «Выживший», вполне заслуженно пролетел фанерой мимо номинаций сценарных, потому как простейшая история кровной мести в сухом остатке нужна лишь затем, чтобы связать между собой ряд выдающихся в своей красоте сцен. Но если простая и лаконичная история, растянутая на полторы сотни минут, разрываемая медитациями и воспоминаниями Гласса, таки держится на честном слове и даже несколько впечатляет своей справедливой концовкой, то с персонажами случилась беда.
Не удосуживаясь прорисовкой не то чтобы второстепенных, но и главных героев, Иньяритту создаёт не столько людей, сколько символы, лёгким движением руки разделяя и без того примитивную композицию фильма на чёрное и белое, не оставляя вместе с тем никаких полутонов. Подлый, жалкий и мелочный персонаж Тома Харди, которого сверх того наградили показательным уродством противопоставляется абсолютному человеку мира, бесконечно положительному и толерантному персу ДиКаприо, лишний раз подчеркивает свою исключительность. И надо полагать, что вся суть совсем не в том, что так было на самом деле, а в том, что это одна из немногих характеристик персонажа, которую можно упомнить. Тем удивительнее номинация за лучшую мужскую роль первого плана: не имевший возможности для маневра ДиКаприо по большей части неистово скалил зубы и молчаливо сопел — конечно, сие есть много лучше, чем было в недавнем «Волке с Уолл-стрит», где Леонардо разразился безмерной гаммой разнообразных кривляний, но едва ли Хью Гласс сойдёт за цельный образ. Но при этом будет вполне себе справедливо, если Лео наконец-то урвёт заветный болванчик, ибо киноакадемия очень сильно ему задолжала за прекрасную роль в «Отступниках», благо, что в этом году с конкурентами оказалось попроще.

Выживший

Зато намного проще получилось у Харди, у которого ввиду ограниченного хронометража главной целью было не переиграть и здраво изображать распоследнего ублюдка, неистово шепелявя и ворча почём зря. В этом случае второстепенность персонажа сыграла только на руку, потому как, будучи всё тем же символом, олицетворением зла, Фицджеральд имел все шансы категорически надоесть своим однообразным сопением, окажись у него экранного времени минут на десять больше, потому как кроме сопения и акцента, Фицджеральд дать ничего не может, ибо пуст. Но не ругайте пианиста — он играет, как умеет. Вот и две заглавные роли исполнены, вероятно, на грани мастерства, но что играть, когда играть нечего?
Где-то фоном бегают прочие актёры разной степени известности, по большей части играющие роль многоликой и одновременно с тем безликой массовки, которая нужна лишь затем, чтобы была.

Выживший

Впрочем, не стоит воспринимать вышеописанное словоблудие, как критику, потому как «Выживший» вместе со своими многочисленными провалами, представляется на редкость красивым медитативным зрелищем, которое периодически радуя своими красками, внезапно пугает и веселит своим реализмом. Пугает — это к сцене с медведем, веселит — это к финальному сражению Лео и Тома, которое получилось насколько бодрым, настолько и нелепым в своей искренности, где два мужика ради выживания разве что за пиписьки друг друга не дёргали. На фоне вялотекущей и повсеместной концепции файтинга «удар, удар, ещё удар, опять удар и вот» — топорная рубка на смерть между Фицджеральдом и Глассом — всенепременно дикий восторг и глоток свежего воздуха.
В целом же «Выживший» — кино хорошее, местами даже совсем, но явно не дотягивающее до прошлогоднего «Бёрдмэна», хотя сравнивать таковые, всё равно что выяснять кто круче — мафия или годзилла, но тем и прекрасен абсурд.
А быть может я сам фильм не понял и на самом деле «Выживший» — кино о взаимодействии человека с корнями, природой и прочей шаманской мурой, где Харди на самом деле не олицетворение зла, а человек разумный, современный, а потому потерявший честь и совесть, а ДиКаприо, как уже было сказано — человек мира, человек природы и вообще няшка. Но с тем же успехом, подобное можно увидеть и в правильном казимировском многоугольнике.

Автор: Артур Fevermind

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Комментариев нет:

Отправить комментарий