12 января 2016

Девушка из Дании [The Danish Girl, 2015]

Das ist Danish?!

Британского режиссёра Тома Хупера не иначе как баловнем судьбы не назовешь. Не обладая в общем-то чрезвычайно аутентичным постановочным стилем, этот ремесленник от британской школы кинодраматургии, выпестованной Дэвидом Лином, Джеймсом Айвори и Ричардом Аттенборо с их подчёркнуто англоманской неторопливостью, снискавший успех и славу Автора достаточно быстро и без лишних мук(хотя ничего конкретно авторского в его киновселенной нет принципиально, нудноватый и пресный постмодерн да и только) привык в своих картинах, снятых уже в период после его телевизионного опыта, действовать широкими и крайне очевидными мазками, манипулировать и спекулировать то на преодолениях изъянов во имя государственного блага (как в «Король говорит!»), то на идее отверженности, ненужности, бунтарства, поиска себя само собой (отчасти «Проклятый Юнайтед», но больше пышный, до чрезмерности мюзикл «Отверженные»).



Экранизация Хупером биографического романа Дэвида Эберсхоффа «Девушка из Дании», посвящённого Лили Эльбе/Эйнару Вегенеру первому транссексуалу в истории, а по совместительству жертве не слишком удачного брака и целого комплекса перверсий, одноимённый фильм 2015 года лишь подтверждает очевидное, что как режиссёр Хупер крайне сомнителен, особенно когда берётся за рисковый и изначально настроенный на волну толерантных трендов материал, который может легко скатиться или в чернуху, или в бытовуху, или же в альмадоварский и постальмадоварский китч. «Девушка из Дании» картина наоборот осторожная и, кажется, что даже слишком, при том, что транслирует она даже не полуправду, а самую настоящую ложь о первом транссексуале, с одной стороны пытаясь выставить его героем своего времени (и времени нынешнего, между тем), с другой же используя для создания столь уберпозитивной картинки пресловутые внешние атрибуты лощенного голливудского мелодраматического арсенала. Кадры фильма красивы, атмосфера 20-х гг., уловлена предельно точно, даром что монтаж кажется не вполне удачным, а саундтрек Александра Деспла слащав до неприличия, однако нет ощущения честности и беспристрастности за этими рюшами балаганных красот. Чересчур много важного утаивается, а  банальность за банальностью выдаются за истины в последней инстанции.



 Впрочем, лента Хупера берёт эту острую тему и намеренно сглаживает все углы, а конфликт человека с самим собой, с собственным телесным мироощущением, приправленный сугубо семейным конфликтом между сильной женщиной и ведомым, и так уже женственным мужчиной, превращается в простенькую вариацию идей самопожертвования во имя искусства. Простенькую за счёт тех односложных выводов, что высказываются режиссёром; жалости ли, сострадания и даже понимания истерический и нарочито карикатурный персонаж Эдди Редмейна не вызывает вовсе, поскольку его трансформация из мужчины в женщину происходит чересчур внезапно. Возникшие же пустоты заполняются чем угодно, но не полноценным раскрытием внутреннего мира как самого Эйнара/Лили, так и его окружения, показанного вскользь, будто для галочки.



 Подлинность идентификации Эйнара как Лили вызывает сомнения, так как сама идентификация не детализирована в должной мере, а реальная история датской девицы с аннигилированными мужскими половыми признаками (хотя скорее уж их призраками) изначально переврана ещё на стадии литературного первоисточника господина Эберсхоффа, которого мотает из стороны в стороны: от истории болезни искусством до вообще истории болезни, от создания портрета тогдашнего общества до банальной лакированности бульварного чтива. И Хупера оттого мотает ещё пуще, ибо привычная для него манипулятивность накладывается на стремление угодить всем, но в итоге оказывается, что никому. «Девушка из Дании» растворяется в серной кислоте собственной посредственности.

Автор: JOECOOPER13

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Комментариев нет:

Отправить комментарий