14 декабря 2013

Капитан Филлипс [Captain Phillips, 2013]

Лучшим выпускникам сомалийского института пиратства и морского разбоя ставим «незачет» 

«Любите ли вы пиратство так, как люблю его я?» — напевал создатель «Капитана…» Пол Гринграсс, поудобнее устраиваясь на режиссерском парусиновом стульчике и беря в руки увесистый рупор для командования нерасторопными подчиненными. Гринграсс «в теме» и прекрасно знает — хочешь получить кассовыми сборами по сусалам — прояви смекалку и сними не просто кино, а кино про существующие социальные проблемы. Про бездомных детей, беды секс-меньшинств, безденежье горняков, подростковую жестокость. Современное пиратство, давно избавившееся от балласта в виде романтической дымки, крюков вместо рук и флагов с Веселым Роджером, тоже подойдет, потому как направление еще не слишком избитое, следовательно, вполне себе чернозем, на котором можно взрастить немалый куш. И неважно, что там будет за горизонтом: сценарий, написанный впопыхах дедсадовцами, невразумительная актерская игра и общий зашкаливающий градус национального самолюбования, — главное, что под килем наличествуют бюджет в 55 лимонов вечнозеленых и Том Хэнкс в качестве дополнительного бонуса.

Завязка с ходу оглушает зевотой по причине своей предсказуемости и донельзя-банальности. Бравый кэп с лицом постаревшего, но все еще пороховящегося Хэнкса, собирается в путь-дорогу по очередному маршруту, огибающему как земли обетованные так и дикие африканские берега, населенные не только безобидными обезьянами. Обязательное к показу фото семьи отправляется в рюкзак, образцово-показательная жена подвозит до аэропорта со скорбным лицом и дежурным клевком в щеку на прощание, бравая команда в ожидании приключений безмятежно кушает кофей. Этакая мирная гавань, которую в скором времени начнет штормить и укачивать на волнах недюжинного сценарного замысла. Вот где шапки на ворах американского кинобюджета начинают гореть со стремительной скоростью. Почти сразу возникает вопрос: кому из пациентов клиники «Белые столбы» было поручено написать сценарий, если в нем не робкого десятка моряки принимаются синхронно трясти булками, в то время как черные кожа да кости на утлой лодчонке приближаются к борту корабля? Вопли из серии «Я не подписывался воевать с пиратами, это не моя работа» больше подошли бы пмс-ным дамочкам нежели тем, кому по профессии пристало понимать, что водные просторы таят в себе не только орущих чаек и затонувшие крейсеры. Капитан Филлипс и вовсе проявляет чудеса расторопности, перманентно пялясь в окуляры на тощих как палочники, чернокожих наглецов, и напоминая в такие моменты насмерть перепуганную стрекозу обыкновенную.

Вынесенное в основную тему натужное блуждание вниз-вверх по палубам и трапам призвано как-то разнообразить действо и подпитывать иллюзию решительного сопротивления, однако по сути ничем радикальным не заканчивается. Хэнкс воспроизводит в сыгранном капитане черты земекисовского «изгоя» — те же заведомо обреченные на провал попытки, тот же измученный взгляд. Но в рамках данного фильма подобный набор смотрится несколько наигранно, если не сказать — глупо, потому как главный персонаж «Изгоя» зависел от обстоятельств чуть более, чем полностью, в то время как на бравом кэпе лежит солидный груз ответственности не только за себя, но и за других, следовательно, именно от принятых им решений зависит степень трагичности финала. Беда в том, что в наиболее критические моменты Хэнкс предпочитает включать еще и роль Лесного Зонтика, наивно хлопая глазами и будто впадая в спасительную кататонию. А уж его фраза, брошенная в лицо главарю «Ты никакой не рыбак» — просто вершина мастерства, заставляющая другого кэпа не то, что нервно курить в сторонке, а уже принимать смертельную дозу запрещенных веществ где-то на задворках машинного отделения.


Впрочем, по достоверности создаваемых образов, с Филлипсом может поспорить команда захватчиков, глаголящих как бирюлевские гопники (отдельное спасибо отечественному дубляжу), жалко что без семок и трико с узнаваемыми белыми полосками. Кто сказал, что чернокожие голодранцы, нападающие на суда, отчаянны и жестоки? О нет, они станут покорно ждать, пока капитан будет водить их за нос, слушать его предложения отведать дыни, словно они взбесившиеся макаки в вольере, и под занавес бескровно махать в воздухе калашами, чтобы в итоге позорно сложить и их и свои головы. Идеи кровопролитного (ну или просто жестокого) вторжения не наблюдается ни на йоту, при том, что предпосылки вроде как имеются. Бойцы высланного в подмогу морского спецназа устрашающе поигрывают дельтовидными мышцами, захват (к слову, донельзя глупо изображенный) форрестоподобного заложника предвещает финальную рубку, колыхание флага звездно-полосатой расцветки призвано символизировать патриотизм и самопожертвованность. Но это все на словах, в то время как на деле «Капитан Филлипс» демонстрирует вместо ожидаемого фейерверка эмоций унылый пшик от промокшей китайской ракеты.

Это уже не Филлипс, а скорее Флай, казалось бы неспособный удержаться на рынке зрительского спроса, проходное кино, которое вопреки здравому смыслу все же оказывается в числе массовиков-кассовиков, лихо обдирающих денежки с доверчивого потребителя попкорна. Не знаю, виной ли всему фраза про основанность на реальных событиях, которую не показывают вначале, но которая снегом на голову валится перед титрами для того, чтобы устыдить недовольных и укрепить мнение восхитившихся. Попахивает спекуляцией, ведь даже если следовать принципу «каждый политик — дурак, но не каждый дурак — политик», то все равно получается, что далеко не каждая произошедшая на самом деле история достойна экранизации, тем более, когда такая экранизация отдает нелепостью. Финальная сцена медицинского осмотра, во время которой Хэнкс весьма достоверно изображает шоковое состояние и бьется в идеально-натуральном припадке, крохой показанной человечности не в силах перевесить весь остальной рассадник чистейшего штатовского пафоса, в котором трусость выставляется осторожностью, а бюрократия пытается влезть в тесную для нее шкуру ответственности за добропорядочных граждан. Впрочем, американцы неизменно ведут себя как дети, которым предложили сладкую конфетку, и гринграссова цель, по всей вероятности, оправдает вложенные в нее средства. Уже мерцают вдали теплым золотистым блеском призраки прочимых наград. Благостно настроенные критики слетаются как мухи на сами знаете что. Режиссер довольно потирает ладошки, уже было вспотевшие от переживаний «покатит-не покатит?» Похоже, что покатило. В который раз, господа.

Автор текста: NaObi 
 
___________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Комментариев нет:

Отправить комментарий