28 ноября 2012

KIRA WINTER [part 2]

А мы продолжаем знакомство с замечательным фотографом Kira Winter, чьи фотографии подобны анимационным картинам. временами кажется, что сам Дисней завидовал бы, глядя на это.


Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter

Kira Winter
_________________________________________________________________________________

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:
Kira Winter

24 ноября 2012

Интервью с SunSay (часть 2)

(продолжение)
Начало статьи: "Интервью с SunSay (часть 1)"

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Андрей, давай вернемся к теме новой пластинки. Предыдущий альбом была замешан на музыке 60—70-х. Будет ли новая работа отличаться принципиально новым звучанием?
— У нас не было попытки сделать что-то похожее на старую музыку. У Джона Форте свое видение каждой песни, и многие аранжировки сильно изменились. Мы планировали живую запись, у нас было все отработано, мы играли песни на концертах, много репетировали — словом были готовы, а он сказал: «Ребята, я хирург, и мне надо, чтобы вы записали все потреково. Я с этим поработаю — вы посмотрите и вам понравится. Доверьтесь мне, я же здесь для этого». Возможно, в одной песне будут использованы семплы. Всё записано вживую, просто Джон что-то проредил, сделал прозрачнее. Он предложил интересные идеи, и прямо во Франции мы придумали и записали три или четыре трека. Очень интересно так делать, в этом есть свой кайф, хотя обычно мы делаем по-другому — все обкатываем, обдумываем.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Как сильно изменился материал после работы с Форте?
— Разные песни по-разному. Есть несколько песен, которые вообще не изменились. Джон сказал, что все супер. Некоторые песни он переделал очень неожиданно для нас. Сначала у меня было ощущение, что я хотел бы это сделать по-другому, но когда он посидел над песней пару часов, я танцевал и прыгал до потолка. Здорово, когда человек занимается своим делом. Нельзя сказать, что в предыдущих альбомах я все делал сам, но я говорил, что хочу получить в итоге, и всех направлял. Это, в какой-то степени, саунд-продюссирование, но я не мастер в этом деле — это не мое. Я все-таки вокалист, музыкант. Мне хочется сосредоточиться на мелодиях, стихах, бек-вокалах, ритмике. Я не аранжировщик, а у Джона Форте есть четкое видение от начала до конца. Но если я что-то предлагаю, мы пробуем и слушаем вместе. Все очень гибко. С ним легко, ему тоже интересен эксперимент и поиск.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Тебе сложно доверить свой материал другому человеку?
— Это зависит от человека. А вообще говорить «мое» — это же эгоистичные проявления. В этом нет ничего хорошего. Мне кажется, музыкантам в нашей части планеты всегда не хватало гибкости. Все впадают в крайности: либо делают совсем приторную пластмассовую попсу, либо непонятный никому андеграунд — смесь из десяти разных стилей, в которой вообще ничего не разберешь. Я очень люблю группу Fugees, я все детство ее слушал, я вырос на той же музыке, что и Джон — у нас не могло не совпасть. Очень важно, что люди хотят делать одно и то же. Он видит, а я могу это исполнить — я благодарен за это судьбе. А то, что получилось в итоге, мне очень нравится. Джон сразу сказал: мне интересно делать это для западной публики, а в Украине и России вы можете делать что угодно. Это был важный момент для меня — определенная степень свободы. А пока мы пробуем песни на концертах.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Как принимает публика новые песни?
— Нужно время. Люди радуются, аплодируют, прислушиваются. Чтобы полюбить что-то, людям всегда нужно время, им нужно расслушать. Пока песня не вышла, они не могут ее полюбить, ну или песня должна быть очень ясная. Я думаю, публика всё расслушает, когда выйдет альбом.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Джон Форте готовит ваш альбом для западной публики, планируете ли вы музыкальную экспансию на Запад?
— Продвижение на запад мне было интересно всегда, но не с точки зрения рынка, а с точки зрения возможности путешествовать по всему миру и достучаться до разных людей. Есть музыка, которая в независимости от языка не оставляет равнодушным никого. Выступать мы будем обязательно, иначе, зачем мы делаем это все. Очень хочется поиграть для разных людей. Я надеюсь, все получится.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Что первостепенно в данном случае реализация финансовых или творческих амбиций?
— Если бы я думал только про финансы, я бы делал все по-другому. Я знаю, примерно, как и чем можно здесь заработать. Я бы уже давно писал музыку для рекламы, но мы же занимаемся творчеством, и с голоду никто не умирает. Если ты делаешь актуальную музыку для людей, то они приходят на концерты. Конечно, все относительно. Есть люди, у которых совсем другие запросы в плане заработка, но для меня это никогда не было самым главным — я делал, то, что делаю, и буду делать дальше. Я не знаю людей, которые в наше время занимались бы настоящим творчеством и умирали с голоду. По крайней мере, я ни одного такого не встречал. Есть просто упрямые люди, которые постоянно делают что-то непонятное, потому, что не понимают, чем живут остальные. Человек не понимает людей, для которых он делает музыку. Как только он начинает понимать людей, он может сделать музыку не для себя, а для них. Это не значит делать то, что не нравится самому — тут нет никакого противоречия. Я очень четко вижу, что и кому я хочу сказать, но это не значит, что все это полюбят. Такого не бывает. У нас по прежнему все люди слушают шансон. В такси, в маршрутках эта музыка играет. Когда я был в Нью-Йорке, я очень сильно радовался, потому что плохой музыки нет нигде. Если вас везет гражданин Гаити, то у него играет его гаитянская, прекрасная, светлая, яркая интересная музыка. Причем это настоящая народная музыка. И он улыбается, потому что он вроде бы в Нью-Йорке, но у себя на Гаити — люди любят то, что у них есть. У нас таксисты не слушают «Даху Браху», к сожалению, но есть много другого. Так получилось. Менталитет, Советский Союз — все отпечаталось, но скоро наступит время, когда этого не будет, я надеюсь.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Думаешь, скоро?
— Не знаю. Но как минимум дети такого уже не слушают. То, что в телевизоре — это для людей, которые потихонечку уходят. Так сложилось. Я не думаю, что сейчас молодые люди ориентируются на телевизор, я очень на это надеюсь. У меня телевизора нет уже очень много лет. Я периодически вижу где-то в заведениях, что вообще происходит, и смеюсь над этим. А так много всего хорошего: люди продолжают делать что-то интересное. Если человек хочет что-то найти, он может найти это в интернете.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Ты следишь за новостями в интернете?
— Специально, нет. Скорее иногда что-то для меня доносится. Я никогда не интересовался политикой. Я понял, что этот мир лицемерный и грязный, и я не верю никаким персонажам, которые занимаются политикой. Мне это по определению не интересно. Это всегда очень временная вещь. Сегодня одни люди наверху, завтра другие. Вначале кого-то поднимают, и восхваляют, потом плюют и топчут — так было всегда. Есть вещи боле важные, и мне есть, что сказать помимо политики.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Перед отъездом во Францию ты говорил, что мечтаешь поработать с Солом Уильямсом…
— Это случилось. У нас было два свободных дня перед отъездом из Парижа — мы собрались и записали песню. Сначала была одна идея, но в итоге все переделали. Сол написал целую поэму, но что из этого получится, я пока даже не знаю. Думаю, будет интересно. Не факт, что песня войдет в новый альбом, но Джон сказал, что хочет спродюссировать ее отдельно и выпустить позже как сингл. Это удивительный опыт. Я слушал все, что делает Сол Вильямс и переводил его поэзию. На мой взгляд, он один из лучших поэтов нашего времени, к тому же, он прекрасный актер. Очень хороший фильм «Слем», где он сыграл самого себя. Возможно, вы даже видели его в фильме «Планета Ка-Пэкс». Он будет снимать фильм про Майлза Девиса, где сыграет главную роль. Сол очень образованный и интеллигентный человек, и я просто счастлив, что с ним познакомился. Надеюсь дружить с ним и в дальнейшем, а когда буду в Париже, постараюсь с ним увидеться — мне очень интересно общение с такими людьми. Еще есть много интересных личностей, с которыми я познакомился.

— А кто это?
— Потом расскажу (смеется). Просто есть люди, которыми я вдохновлялся, и которых я действительно очень уважаю. Их не так уж много, но они по-прежнему делают что-то интересное. Я думаю, возможны и другие сюрпризы, потому что, чем глубже копаешь, тем больше интересного находишь. Есть интересные современные проекты. St. Vinsent, например. Еще мне понравилась группа FireHorse, там поет удивительная девушка. Очень странная интересная музыка, свежая и необычная. Я уже убедился в том, что все люди, которые делают что-то настоящее, интересные. Они могут быть даже не самыми знаменитыми — мне не важно, известен ли артист, мне важно, что он делает. Я, конечно, субъективен — это не значит, что всем понравится. Я надеюсь и дальше встречать таких людей и что-то делать вместе. Я всегда открыт для сотрудничества.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Какой основной месседж твоих песен?
— Каждая песня — это какая-то история или посыл. В целом, можно сказать, что каждая песня о любви. Любовь нельзя уместить ни в какие рамки. Любовь может быть настолько многогранной! И это не обязательно любовь полов. Это может быть любовь к людям и ко всему живому — это то, что нас наполняет. Я, наверное, буду банальным, но это можно назвать одним словом, и это будет правдой. Хотя каждая песня, это какая-то ситуация: или любовь к женщине, или обращение, или нежная любовь к ребенку — я все-таки папа. Это может быть какой-то посыл для людей, чтобы они не теряли надежду, чтобы подняли головы и увидели, что есть что-то важнее их сиюминутных проблем. Просто посмотрели внутрь себя и увидели себя настоящего. Для этого и есть песни. Это все любовь.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Есть что-то, что могло бы заставить тебя отказаться от музыки?

— Не знаю, если я почувствую когда-нибудь, что мне просто не нужно этого делать, я не буду этого делать. Сейчас я этого не чувствую.
Интервью брала: Алина Ханбабаева
___________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:


Интервью с SunSay (часть 1)

В этом году группа SunSay отметила свое пятилетие. За это время неоднократно менялся состав группы, звучание и характер музыки, но неизменным оставалось одно – любовь и энергия, которую дарят друг другу публика и музыканты. Пять лет, три альбома, множество концертных площадок и фестивалей, сотрудничество с мировыми звездами, и, наконец, запись четвертого альбома, которого с нетерпением ждут все поклонники группы. Об этом и о многом другом в интервью с Андреем Запорожцем.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— Андрей, расскажи о новом альбоме.
— Мы записали альбом во Франции с Джоном Форте в качестве продюсера. Потом я ездил в Нью-Йорк, записывал вокалы. Мы добавили духовые и кое-что аранжировали. Все, что зависело от нас, сделано — осталось все свести. Я не буду участвовать в процессе сведения, все будет делать Джон в Нью-Йорке — я ему доверяю.

— Как получилось такое сотрудничество?
— С Джоном мы сразу подружились. У нас много общего, мы слушали одну музыку, как ни странно, хотя я жил здесь, а он там. Джон сам предложил спродюссировать альбом — я обрадовался, потому что мне было интересно попробовать поработать именно с западными ребятами. Мне просто не очень нравится, то, что здесь делают в плане музыки. Есть интересные личности, безусловно, но если говорить о том, как все аранжировано, как все звучит, то здесь, за редким исключением, так качественно делать не умеют.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте


— Тебе не нравится «что» или «как»?
— Скорее «как», но «что» тоже. Есть люди, которых я слушаю и люблю — это или мои друзья, или люди, с которыми я уже пересекался. Есть «Даха Браха», есть Леня Федоров — все эти ребята по-прежнему делают что-то интересное. Весной мы пересеклись с Димой Шуровым, и очень быстро сделали песню. Обычно мы сами все придумываем, а тут Дима предложил идею — она мне дико понравилась. Вначале я показал ему свою песню, а потом он говорит мне: «У меня есть идея», и я сказал: «Давай делать твою». Песня похожа на музыку 60-х — ближе к Стиви Уандеру, BeeGees. Очень красивая. Я про свои песни редко так говорю. Обычно, когда ты в процессе, ты не фанат собственного творчества, а тут песня вроде как Димина, хотя я тоже поучаствовал — добавил немного своих стихов, кое-где мелодии. Я сам такую музыку слушаю и люблю, и мне приятно, что мы такое смогли сделать. Я очень доволен тем, что получилось.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— А насколько ты критичен по отношению к себе?
— Я не уверен, что когда-нибудь скажу, что полностью доволен, потому что нет ничего идеального, и совершенство недостижимо. Сейчас все стало намного лучше — мы репетируем, и я кайфую от того, как мы звучим. Это очень приятно, кайфовать от общего звука. Есть какой-то резонанс, вибрации, когда люди энергетически друг другу подходят, но это не приходит сразу. Я вижу группы, которые играют относительно недавно, и меняют составы, и очень часто видно, что они еще не звучат. Даже если они неплохо играют чисто технически — это не значит, что они звучат. Звук — это волшебство и алхимия, очень тонкие матери. Чтобы это случилось, нужно приложить усилия. Нужна открытость, принятие — это наверное самое важное. Что-то может быть несовершенно по форме, но при этом очень хорошо звучать. К этому приходят далеко не все.

— Поэтому периодически меняется состав группы?
— Все построено на энергии, просто помимо энергии есть люди с интересными и нестандартными идеями, и есть просто хорошие исполнители. Мне нужны и такие, и такие. Я не могу сказать, что сам полностью вижу конечный результат — всегда есть момент спонтанности и неожиданности. А бывает, что не получается сделать так, как хотелось бы, и тогда нужно научиться. Например, такая музыка как афробит или регги, на первый взгляд не сложная, у нас далеко не сразу начала звучать так, как надо.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— Возникают ли споры во время работы над материалом? Это конфликтный процесс?
— Я человек достаточно гибкий и жестких конфликтов почти не возникает. Но бывают моменты непонимания, когда кто-то видит это так, а я по-другому. Мы обычно пробуем, записываем, слушаем, анализируем и иногда чисто интуитивно приходим к правильному выводу. Бывает ощущение, что с кем-то не по пути, но если ты не попробовал, то очень сложно это понять. Это всегда поиск, и всегда должен быть резонанс между людьми. Это и музыка, и человеческие отношения. Люди должны любить то, что они делают вместе или просто отказаться от каких-то своих предпочтений, чтобы музыка звучала. У нас нет ни одной песни, которая одинаково нравилась бы всем музыкантам. У каждого есть любимые песни, и те, которые они любят не так сильно, но при этом мы стараемся делать всё вместе. Всем не угодишь, но очень важно, какая музыка получается в итоге. Эгоистичные соображения не всегда играют решающую роль.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— Что для тебя первостепенно, чтобы результат работы понравился тебе самому, слушателям или близким людям?
— Самое главное — это процесс. В процессе творчества вообще нет мысли — это такой кайф! Когда ты в потоке, то вообще не думаешь, что с этим будет, кому это понравится, кому нет. Это потом уже, когда записываешь и слушаешь, ты можешь что-то проанализировать, но это всегда после. Вначале есть просто энергия, которая идет через человека. Если он способен ее свободно и абсолютно спокойно отпускать в мир, то будет какой-то результат. Кому-то это понравится, а кому-то нет. Кто-то смешает с грязью, а кто-то будет превозносить. Это всего касается, в принципе. Когда ты погружаешься в этот поток, тогда все в порядке. Дело не в том, что мы делаем, а в том, что мы понимаем в этот момент, насколько мы пребываем в состоянии, которое и есть самое главное…

— … что это за состояние?
— Я бы назвал это мудростью. Кто-то к этому ближе, кто-то дальше. Я не могу сказать, что я мудр, но я к этому стремлюсь, по крайней мере. Многие люди об этом не задумываются, а многие думают впустую, а можно просто это почувствовать внутри. Каждый человек чувствует, когда в нем просыпается мудрость. Это и есть источник творчества и любви — всего того, что остается надолго или навсегда.

— В этом процессе ты генератор или проводник?
— Наверное, и то и другое. Я человек, который делает что-то с кем-то всегда. Всегда есть люди, которые со мной резонируют. Чтобы видеть полную картину, мне нужны еще люди. Я собираю их вокруг — мы смешиваемся, делаем что-то вместе, «химичим», и получается что-то неожиданное. Может, когда-нибудь я попробую делать это по-другому. Часто изначальная мысль бывает в стихах, а бывает мелодия приходит — важен момент, когда это идет через тебя. Каждый человек способен такое почувствовать, просто мы занимаемся разными вещами. А творчество может быть в чем угодно.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Как у тебя с английским?
— Достаточно свободно, хотя писать хорошие стихи… я к этому еще не пришел. У меня есть много идей, но я все равно мыслю не совсем английскими конструкциями. Я стараюсь читать по-английски, но у меня мало времени, поэтому я слушаю поэзию. Сейчас это стихи Джима Моррисона, которые он записал в Париже перед смертью. Такие свободные стихи: практически без рифмы, очень красивые. Я люблю английский язык и с удовольствием на нем пою, но все равно мы будем все перемешивать с русским и украинским. Мне абсолютно неинтересно делать музыку с закосом под запад, а вот делать музыку колоритную, необычную, самобытную, на основе своего звучания, но при этом качественную, яркую и необычную для западного слушателя — это мне интересно.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Многие музыканты считают неактуальным выпускать альбомы на физических носителях, а как думаешь ты?
— Я думаю, что в любом случае имеет смысл выпускать небольшой тираж, потому что есть люди, которые любят держать диск в руках, читать стихи в книжечке. Их может быть и немного, но почему бы не подумать о таких людях. Я сам такой человек. Мне вот Влади подарил диск, когда мы были в Новосибирске — мне было приятно. Я даже не знал, что у него вышел сольный альбом, а теперь я с удовольствием его послушаю. Если бы он не подарил мне диск, не факт, что я бы его нашел, поскольку я копаю немножко в других пластах. Хотя мне очень нравится группа Каста, я не слежу за выходом их альбомов. А так человек тебе дарит диск, и ты слушаешь. Здорово, когда есть диск, который можно подержать в руках и хранить дома. Другой вопрос, что мы не можем заработать на дисках, по крайней мере, здесь. Основная цель — забота о слушателе.

Продолжение статьи читай здесь: "Интервью с SunSay (часть 2)"

Интервью брала: Алина Ханбабаева
___________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:


23 ноября 2012

Ласковые Усы - СуперСила



___________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Облачный атлас (Cloud Atlas - 2012)

"...Конечно, можно было бы написать 
«Положительную рецензию»,
собирая одобрения,
но справедливее потонуть в чужих недовольствах,
выражая свои настоящие мысли…"
Ру Иллюзионист

Во сне я брал интервью у Дэвида Митчелла, и выяснил у него всё, что меня интересовало по поводу:

— И так, у нас в гостях автор книги «Облачный Атлас», один из самых популярных писателей-современников, Дэвид Митчелл. Дэвид, если бы автором «Атласа» были не вы, а кто-то другой, как бы вы оценили фильм?

— Есть несколько вариантов. Первый: если бы я был религиозным фанатиком, ярым католиком, христианином, или протестантом, то меня возмутили бы противоречия религии с идеологией фильма: «А как же Рай и Ад? Нет никаких перевоплощений! Человек рождается единожды, не смотря на то, что душа его вечна!».
Вариант второй: предположим, я буддист, и знаю о перевоплощениях гораздо больше, чем профессор Эйзеншапк знал о физике. В таком случае я бы сказал: «Детская сказка, с правильным посылом, но настолько примитивна, что зря потраченных три часа можно пересказать в пяти предложениях. Разве можно рассматривать реинкарнацию через призму примитивизма? Рекомбинации дхарм просты, но не настолько».
Третий вариант — если бы я был из числа остальных 99% любителей попкорна и мейнстрима, готовый на выход каждой киноленты кричать — «Это уникальное кино! Это что-то новое!». Но… Я не религиозен до фанатизма, о буддизме знаю не так уж много, чтобы свободно разговаривать о перерождениях с монахами Тхеравады, и я не попсовая девочка, кушающая телевизор, радио, рекламу, и всё то, что продают. Как достаточно здравый человек, я воспринял бы фильм, как очередной коммерческий проект, не более. Фильм больше похож на домашний бассейн, где видно дно, хотя режиссеры пытались показать его в виде океана.

Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Том Хенкс, Холли Берри

— Дэвид, расскажите нам, как вы придумали сюжет к своей книге «Облачный атлас»?

— Всё было очень просто: я долго изучал концепции удачных сюжетов, много читал, вытаскивая из книг «скелеты», и находя общие точки построения. Со временем, я понял, что тем интереснее книга, чем больше разных сюжетов в ней переплетено. И чем более непохожие линии складывают общую концепцию, тем ярче будет восприниматься картинка. Чем сложнее для понимания читателя — тем лучше. И наконец, если чего-то не понимает сам писатель — это не страшно. Читатель сам додумает то, что ему ближе. Это старая классическая истина, которой пользуется большинство популярных писателей, режиссеров и музыкантов.

— То есть ваша книга — это не новаторство, а классика?

— Однозначно. Не бывает ничего нового. Всё уже было когда-то. Как фигуристы на льду, мы всё снова и снова пересекаем уже пройденные нами пути.

Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Том Хенкс, Холли Берри

— Как вы считаете, понравится ли людям фильм, снятый по вашей книге?

— Конечно. Люди любят, когда что-то словно ускользает от них, когда создаётся ощущение того, что они чего-то недопонимали, что помимо сказанного в фильме — есть «Ленинское молоко» между строк. Фильм, как и книга, построен весьма динамично, сменяя отрывки с такой скоростью, чтобы зритель, не успевая привыкнуть к одному, уже начинал кушать следующий кусочек. Если всё же вы успеваете разгребать и состыковывать пазлики, которые рассыпаются радугой на протяжении всего фильма — то вопросов не возникает. Ведь на самом же деле — сюжет логичен, прост.

Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Том Хенкс, Холли Берри

— Почему ваша книга, а теперь и фильм, стали так популярны?

— Помимо динамики и попытки запутать — там есть и смысл. Смысл простоват и примитивен, но для среднего зрителя вполне годен: шесть независимых сюжетов прекрасно демонстрируют натуру человека: в каких бы эпохах он не жил, в каких обстоятельствах не находился бы, стремится он всегда к одному: к свободе. Чёрный ты или белый — самым желанным будет недостижимое. Сюжет демонстрирует феномен человеческой природы: зная, что наши поступки ни к чему не приведут, зная то, что мир строится по своим законам, которые нам неподвластны, мы всё же всегда жаждем подняться на более широкую ступеньку, где для нас будет больше места, больше правды, больше той самой свободы и меньше тех, кто нас ущемляет. Да я и сам не потерплю преступного ущемления моих прав.

Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Том Хенкс, Холли Берри

— Какой основной посыл книги и фильма, Дэвид?

— Люди, такие существа, которые не могут существовать, если ними не управлять. Об этом даже говорил бог Локи, брат Тора из «Мстителей». С одной стороны — в основе всего сущего лежит порядок. Но чтобы порядок существовал — людям нужно внушать, что те, кто пытается этот порядок нарушить — крайне плохо кончают. Это и показано в фильме. У движения против порядка — нет будущего. В лучшем случае вы станете объектом насмешек и издевательств. В худшем — вас линчуют или распнут. И ради чего? Что бы вы не сделали — всё это станет жалкой каплей в бесконечном океане. Вот что мы пытались сказать в фильме. Но чтобы это не показалось грубостью, мы тут же даём им маленький шанс, и как бы намекаем, что не всё потеряно: «Что есть океан, если не множество капель?» — даём понять — что поменять можно что-то лишь будучи частью системы.

— Шикарно! Тоталитаризм — это так романтично! А как вам главные актёры?

— Ну, я никогда не считал Холли великой актрисой. Одна из самых ярких её ролей — это наверное, всё же «Люди-Икс». И то, только из-за белоснежного цвета волос. Были у Холли и полные провалы, такие как роль женщины-кошки. Но в Атласе сложно представить кого-то другого. Яркая актриса вряд ли смогла бы отыграть несколько разных персонажей. Так что за счёт своей нейтральности Холли Берри удалось вытянуть несколько не похожих друг на друга героинь.
Хенкс — напротив, актёр сильный, и способен вывести любой самый обычный фильм на уровень оскароносного. Из-за чего мы и остановили свой выбор на нём.
Но Том, как и Холли — это серая гвардия, стоящая на второй ступени в тени таких актёров как Брюс Уиллис и Джонни Депп. Жаль, что, как мы ни старались, роль Тома Хенкса в Атласе не станет культовой: её не будут помнить так, как Форреста Гампа, Изгоя или Виктора Наворски из терминала. Наверное, он чувствует себя более уверенно, когда играет главного персонажа в одиночку.

Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Том Хенкс, Холли Берри

— А как думаете, этот великолепный фильм возьмёт «Оскар»? Или даже не один?

— Конечно, возьмёт. Именно для этого в сюжете присутствуют и чернокожие, и гомосексуалисты. Это всегда срабатывало в отношении академиков: им придётся номинировать фильм, чтобы их не обвинили в расизме и гомофобии.

— Огромное вам спасибо, Дэвид, за искренние ответы! Мой сон подходит к концу, и пора с вами прощаться!

— И вам спасибо. Обращайтесь!



Автор: Ру Иллюзионист
_________________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

19 ноября 2012

Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2

The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2

Сумерки. Часть 5 «Закат»
Как и для любого здравого мужика, «Сумерки» для меня были чем-то средним между «Титаником», «Блейдом» и сериалом «Друзья»: то есть, когда тонул ДиКаприо или рожала Белла – желания рыдать не возникало, Когда убивают вампиров, хочется крикнуть: «Да, валите Кровососов!» а масса персонажей, тусующихся в одном доме, и сидящих на одном оранжевом диване со временем начинает надоедать и даже бесить. Но дабы написать рецензию на это чудо современного кинематографа, пришлось пойти и посмотреть последнюю часть своими глазами.
Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2, The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2,
Хотя, я даже немного жалею, что я не девочка-школьница, и сидя в зале кинотеатра не кричал визгливым голосом «Оооо, Эдвард! У меня уже кипяточек!», ведь удовольствие всё же от фильма получить хотелось. Но это вряд ли, ведь я бессердечный циник, с первой серии ставший презрительно относиться к Белле, и смеяться с пудры Каленов-мимов.

ПУСТАЯ МЁРЗЛАЯ ДЕВОЧКА
Возможно, Белла, как персонаж не вызывала бы у меня никаких антипатий. Но актриса уж постаралась породить ряд негатива. Аморфное тело, которое вот-вот захрапит и упадёт в кому, и на фразу Эдварда «Раскрою тебе секрет, я вампир» отвечает: «А. ну хорошо» с таким видом, будто вампиров пачками с детства знала.
Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2, The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2,
Ещё в первой серии она была горазд «вампиристее», чем семейство Каленов. Красавчики Калены милы добры и балагуры. Цирк уехал… Точнее Вольтури уехали, Калены остались. Остались, жили и веселились себе живее любых живых. Чего не скажешь о Белле. Плюс не обладает она ни той красотой, ни душевно-моральными качествами, из-за которых стали бы биться вампир с оборотнем. У нас такие девочки-мороженки стоят на рынках зимой, торгуют шерстяными носками и шапками, переступая с ноги на ногу и греются горячим чаем с водкой. Белле и чай не нужен. Похоже, мороз она переносит отлично.
Но не о Белле речь. К ней мы ещё вернёмся.

ЧАСТЬ 5-АЯ
Итак, билеты пришлось брать за день ранее, и в кинотеатр щимиться сквозь толпу малолеток, готовых убить тебя за то, что у тебя уже есть билеты, а им ещё стоять в кассу. После нескольких рекламных трейлеров зрители в секунду узнали заставку LIONSGATE и SUMMIT INTERTAINMENT, (а я протупил и подумал что это очередной трейлер) и стали дружно и громко аплодировать и визжать. Началось…
Фильм красив, но слегка затянут, как бельевая верёвка, тянется, и тянется… Хотя, ход конечно правильный, и явно действующий на целевую аудиторию: девочки томятся, сидя в креслах как на раскалённых сковородках, ожидая «ну когда же, когда же Он Её поцелует?».
Затянутость и томность фильма порадовала и меня: слишком уж много сейчас снимают фильмов с сумасшедшим экшеном, где, что ни секунда, то трансформеры, выстрелы, взрывы и прочий бессмысленный поток компьютерной графики. Поэтому замечу, что отсутствие бурной сюжетной линии на протяжении всего фильма – было лишь в плюс: это даёт Саге возможность не слиться с боевиками «Другой Мир» и «Блейд».
Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2, The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2,

ПЕРСОНАЖИ
А персонажи слегка отличаются от стандартного набора предыдущих четырёх частей саги. Так что следует по ним пройтись:

КРАСНАЯ ШАПОЧКА
Красивая маленькая девочка спасала фильм как могла. Лишний персонаж на которого приятно смотреть был весьма кстати. Милая девчушка-вампир была похожа на ребёнка, которому жутко не повезло: ей бы Барби, Лего, Кубик-Рубика, пазлы и жвачку «Love» (современные малолетки не поймут о чём я), а её на морозе гоняют, в небо подкидывают, и друзья её – волки. Прямо-таки девочка-маугли.
Рэнэсми – это так же пример того, что всё таки Кристен Стюарт (Белла) – просто бездарность. Хотя тут фанатки Саги в клетчатых юбках начнут со мной яростно спорить: «Белла хорошая! А отмороженная, потому как роль такая!». Ничего подобного. Дело в тупой актрисе, которая как и принято в шоубизе, наверняка младшая сестра троюродного кузена режисёра.
Так вот: дочь Белы как оказалось, так же не имеет эмоций, молчалива и равнодушна к происходящему. Но маленькая МакКензи Фой, которая её сыграла, была великолепна. На однообразном ничего не выражающем лице, в верхней части всё же находились глаза, в которых можно было прочесть гораздо больше, чем написано в сценарии. В этих глазах и бури, и боль, и настороженность, и десятки оттенков эмоций, и всё то, что отсутствовало в рыбьем взгляде Беллы. Может потому, что она всё же ребёнок, и ей проще поверить в то, что происходит на съемочной площадке? Да нет же. Просто Кристен Стюарт – это как дочка Михалкова.
Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2, The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2,

ВОЛК
Волки – всё те же. Хотя был весьма ярким момент, когда волк вёз «Красную шапочку» на своей спине в школу (судя по портфельчику на плечах Рэнэсми). Хотя зачем нужен был портфельчик ей на битве – до сих пор загадка. Да и зачем было везти её в школу, с поля сражения? Как всегда всё самое интересное проапустила…

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЧЕТВЁРКА
Ну тут уж, простите… Перегнули палку. Дабы как-то усилить последнюю часть фильма (а вернее, это скорее всего относится к последней книге) в сюжетную линию добавляются вампиры-икс-мены. Один с пальцев метает огонь, Вторая бьётся током (Уже бы позвали тогда Холли Бэрри) Третья – это вообще «щит», у которой +10 к броне. Четвёртый – управляет водой в фонтанах (Пресноводный Посейдон). Тут же появляются ещё два «интересных» персонажа для красочности: две дикие вампирессы, живущие в лесу, ходящие зимой в набедренных австралопитекских накидках, готовые поменять что ни будь у приезжих на зеркальце и невиданные ранее зажигалки… Но не смейтесь с них! Эти «Тарзанши» тоже из касты людей-икс: они способны управлять разумом и внушать иллюзии. В общем, новые герои, притянутые за уши как в Нарнии: лебедь, щука, рак, лев, шкаф, говорящие носки и волшебный провод USB.

ВОЛЬТУРИ
Зато порадовали представители «Вольтурианской Инквизиции», и особенно Дакота Фаннинг, (хотя мало её было в кадре). Костюмы, маски, погремушки – подобраны идеально, чёрные снаружи, красные внутри плащи, как у папаши-Дракулы, да и сами выражения лиц.
Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2, The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2,

КРАСОТКА
А кто у нас красотка от серии к серии? Конечно же Эллис! Изумительная девушка с корявой причёской восхищала в пятой части теперь не только внешностью, но и поворотом сюжета. Глядя на неё, понимаешь, что на Сумерки пришёл не зря, и хоть что-то тебя искренне радует.

ИТОГИ
По итогам всё же хочется поставить Сумеркам высокую оценку. Но не за спецэффекты, не за плащи Вольтури-энд-Габбана и даже не за красоток Дакоту и Эллис. А за финальный поединок.
До ужаса насмешил неожиданный поворот битвы. Получасовая кровавая битва Вальтури против волков и Каленов, летящие разорванные в стороны руки-ноги-головы, мясо, мясо, мясо, кровь, зубы, клочья шерсти, в общем всё красиво, экшн, замедленные броски, ускоренные скачки, хрустящий бордовый снег, трескающаяся земля, падающий в разлом Эдвард, и тут…

Сумерки. Сага. Рассвет: Часть 2, The Twilight Saga: Breaking Dawn - Part 2,
И тут величайший облом кинематографа… Это не битва – это Элис показывала будущее для Вальтури… В зале после этого одни смеялись другие истерили, Радовались что Эдвард жив, плакали, что Вальтури ушли без синяков. То, что битва оказалась видением - насмешило и удивило на столько, что хочется сказать: «Да! Наконец за последние несколько лет вышел фильм, в котором применили нестандартный ход. Молодцы. Такую концовку предугадать было сложно».
Так что даже такой скупой на оценку как я, может поставить фильму целых:
8 из 10
P.S.: Я бы даже и 9 поставил бы, если бы Белла ходила на протяжении всего фильма с чёрным мешком на голове… K.P.S.S.: Я бы даже 10 поставил бы, чтобы на это посмотреть...


Автор: Ру Иллюзионист
_________________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ: