24 ноября 2012

Интервью с SunSay (часть 1)

В этом году группа SunSay отметила свое пятилетие. За это время неоднократно менялся состав группы, звучание и характер музыки, но неизменным оставалось одно – любовь и энергия, которую дарят друг другу публика и музыканты. Пять лет, три альбома, множество концертных площадок и фестивалей, сотрудничество с мировыми звездами, и, наконец, запись четвертого альбома, которого с нетерпением ждут все поклонники группы. Об этом и о многом другом в интервью с Андреем Запорожцем.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— Андрей, расскажи о новом альбоме.
— Мы записали альбом во Франции с Джоном Форте в качестве продюсера. Потом я ездил в Нью-Йорк, записывал вокалы. Мы добавили духовые и кое-что аранжировали. Все, что зависело от нас, сделано — осталось все свести. Я не буду участвовать в процессе сведения, все будет делать Джон в Нью-Йорке — я ему доверяю.

— Как получилось такое сотрудничество?
— С Джоном мы сразу подружились. У нас много общего, мы слушали одну музыку, как ни странно, хотя я жил здесь, а он там. Джон сам предложил спродюссировать альбом — я обрадовался, потому что мне было интересно попробовать поработать именно с западными ребятами. Мне просто не очень нравится, то, что здесь делают в плане музыки. Есть интересные личности, безусловно, но если говорить о том, как все аранжировано, как все звучит, то здесь, за редким исключением, так качественно делать не умеют.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте


— Тебе не нравится «что» или «как»?
— Скорее «как», но «что» тоже. Есть люди, которых я слушаю и люблю — это или мои друзья, или люди, с которыми я уже пересекался. Есть «Даха Браха», есть Леня Федоров — все эти ребята по-прежнему делают что-то интересное. Весной мы пересеклись с Димой Шуровым, и очень быстро сделали песню. Обычно мы сами все придумываем, а тут Дима предложил идею — она мне дико понравилась. Вначале я показал ему свою песню, а потом он говорит мне: «У меня есть идея», и я сказал: «Давай делать твою». Песня похожа на музыку 60-х — ближе к Стиви Уандеру, BeeGees. Очень красивая. Я про свои песни редко так говорю. Обычно, когда ты в процессе, ты не фанат собственного творчества, а тут песня вроде как Димина, хотя я тоже поучаствовал — добавил немного своих стихов, кое-где мелодии. Я сам такую музыку слушаю и люблю, и мне приятно, что мы такое смогли сделать. Я очень доволен тем, что получилось.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— А насколько ты критичен по отношению к себе?
— Я не уверен, что когда-нибудь скажу, что полностью доволен, потому что нет ничего идеального, и совершенство недостижимо. Сейчас все стало намного лучше — мы репетируем, и я кайфую от того, как мы звучим. Это очень приятно, кайфовать от общего звука. Есть какой-то резонанс, вибрации, когда люди энергетически друг другу подходят, но это не приходит сразу. Я вижу группы, которые играют относительно недавно, и меняют составы, и очень часто видно, что они еще не звучат. Даже если они неплохо играют чисто технически — это не значит, что они звучат. Звук — это волшебство и алхимия, очень тонкие матери. Чтобы это случилось, нужно приложить усилия. Нужна открытость, принятие — это наверное самое важное. Что-то может быть несовершенно по форме, но при этом очень хорошо звучать. К этому приходят далеко не все.

— Поэтому периодически меняется состав группы?
— Все построено на энергии, просто помимо энергии есть люди с интересными и нестандартными идеями, и есть просто хорошие исполнители. Мне нужны и такие, и такие. Я не могу сказать, что сам полностью вижу конечный результат — всегда есть момент спонтанности и неожиданности. А бывает, что не получается сделать так, как хотелось бы, и тогда нужно научиться. Например, такая музыка как афробит или регги, на первый взгляд не сложная, у нас далеко не сразу начала звучать так, как надо.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— Возникают ли споры во время работы над материалом? Это конфликтный процесс?
— Я человек достаточно гибкий и жестких конфликтов почти не возникает. Но бывают моменты непонимания, когда кто-то видит это так, а я по-другому. Мы обычно пробуем, записываем, слушаем, анализируем и иногда чисто интуитивно приходим к правильному выводу. Бывает ощущение, что с кем-то не по пути, но если ты не попробовал, то очень сложно это понять. Это всегда поиск, и всегда должен быть резонанс между людьми. Это и музыка, и человеческие отношения. Люди должны любить то, что они делают вместе или просто отказаться от каких-то своих предпочтений, чтобы музыка звучала. У нас нет ни одной песни, которая одинаково нравилась бы всем музыкантам. У каждого есть любимые песни, и те, которые они любят не так сильно, но при этом мы стараемся делать всё вместе. Всем не угодишь, но очень важно, какая музыка получается в итоге. Эгоистичные соображения не всегда играют решающую роль.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер, Джон Форте

— Что для тебя первостепенно, чтобы результат работы понравился тебе самому, слушателям или близким людям?
— Самое главное — это процесс. В процессе творчества вообще нет мысли — это такой кайф! Когда ты в потоке, то вообще не думаешь, что с этим будет, кому это понравится, кому нет. Это потом уже, когда записываешь и слушаешь, ты можешь что-то проанализировать, но это всегда после. Вначале есть просто энергия, которая идет через человека. Если он способен ее свободно и абсолютно спокойно отпускать в мир, то будет какой-то результат. Кому-то это понравится, а кому-то нет. Кто-то смешает с грязью, а кто-то будет превозносить. Это всего касается, в принципе. Когда ты погружаешься в этот поток, тогда все в порядке. Дело не в том, что мы делаем, а в том, что мы понимаем в этот момент, насколько мы пребываем в состоянии, которое и есть самое главное…

— … что это за состояние?
— Я бы назвал это мудростью. Кто-то к этому ближе, кто-то дальше. Я не могу сказать, что я мудр, но я к этому стремлюсь, по крайней мере. Многие люди об этом не задумываются, а многие думают впустую, а можно просто это почувствовать внутри. Каждый человек чувствует, когда в нем просыпается мудрость. Это и есть источник творчества и любви — всего того, что остается надолго или навсегда.

— В этом процессе ты генератор или проводник?
— Наверное, и то и другое. Я человек, который делает что-то с кем-то всегда. Всегда есть люди, которые со мной резонируют. Чтобы видеть полную картину, мне нужны еще люди. Я собираю их вокруг — мы смешиваемся, делаем что-то вместе, «химичим», и получается что-то неожиданное. Может, когда-нибудь я попробую делать это по-другому. Часто изначальная мысль бывает в стихах, а бывает мелодия приходит — важен момент, когда это идет через тебя. Каждый человек способен такое почувствовать, просто мы занимаемся разными вещами. А творчество может быть в чем угодно.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Как у тебя с английским?
— Достаточно свободно, хотя писать хорошие стихи… я к этому еще не пришел. У меня есть много идей, но я все равно мыслю не совсем английскими конструкциями. Я стараюсь читать по-английски, но у меня мало времени, поэтому я слушаю поэзию. Сейчас это стихи Джима Моррисона, которые он записал в Париже перед смертью. Такие свободные стихи: практически без рифмы, очень красивые. Я люблю английский язык и с удовольствием на нем пою, но все равно мы будем все перемешивать с русским и украинским. Мне абсолютно неинтересно делать музыку с закосом под запад, а вот делать музыку колоритную, необычную, самобытную, на основе своего звучания, но при этом качественную, яркую и необычную для западного слушателя — это мне интересно.

SunSay, Андрей Запорожец, Дайвер

— Многие музыканты считают неактуальным выпускать альбомы на физических носителях, а как думаешь ты?
— Я думаю, что в любом случае имеет смысл выпускать небольшой тираж, потому что есть люди, которые любят держать диск в руках, читать стихи в книжечке. Их может быть и немного, но почему бы не подумать о таких людях. Я сам такой человек. Мне вот Влади подарил диск, когда мы были в Новосибирске — мне было приятно. Я даже не знал, что у него вышел сольный альбом, а теперь я с удовольствием его послушаю. Если бы он не подарил мне диск, не факт, что я бы его нашел, поскольку я копаю немножко в других пластах. Хотя мне очень нравится группа Каста, я не слежу за выходом их альбомов. А так человек тебе дарит диск, и ты слушаешь. Здорово, когда есть диск, который можно подержать в руках и хранить дома. Другой вопрос, что мы не можем заработать на дисках, по крайней мере, здесь. Основная цель — забота о слушателе.

Продолжение статьи читай здесь: "Интервью с SunSay (часть 2)"

Интервью брала: Алина Ханбабаева
___________________________________________________________________________
СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:


Комментариев нет:

Отправить комментарий