17 ноября 2011

Сумерки 4: Рассвет ванильной секты


Три года назад случилась первая часть мирового кинофеномена про ванильных вампиров, которые кровушку человечью не пьют, сексом трахаются только по любви, а сверхспособности используют исключительно для спасения котяток. Лестат и Дьякон Фрост перевернулись бы в гробу, но первый ещё жив и весело смеётся, а от второго кроме рубашки особо ничего и не осталось. За прошедшие три года газеты рассказывали о том, как фанатки фанатично заставляли своих парней мазать морду пудрой, а тело — блеском, сами же делали операции на челюсти, чтобы оная не закрывалась до конца, фокусы и гольфы менялись на пикапы ржавых оттенков, деревенщина негодовала, но была довольна подобным обменом.
Рассвет. Яркие лучи солнца, подобно золотому дождю, заливают теплом и любовью лица главных героев. Счастливы все, кроме одной серошёрстной дворняги, которая так и не сумела отхватить свою порцию костей, из-за чего очень злится, но всем, в принципе, наплевать, даже Белле, которая под сказочным венцом, под бледным вампиром и в заоблачном счастье, вокруг шашлык-башлык, романтика и молшебство, почти как мечты, мечты идеальные, которые, как правило, не настолько интересны, насколько хотелось бы. А потому в срочном порядке в живот Беллы забрасывается вампир, которой своим радикальным настроем напоминает потомка Джигурды, который оказался в нерусской утробе, чему дико не рад, и, распевая песни Высоцкого и громко пинаясь, безумный плод безумно растёт, требует освобождения, чем крайне пугает семейство Калленов, оборотней-индейцев и даже Беллу, хотя госпожа Стюарт изо всех сил скрывала испуг открытым ртом, но подвёл сценарий.
Где-то на втором плане продолжает вживаться в роль Билли Бёрк, которому образ очень полюбился или до которого ещё не дошло, что играть необязательно: всё скажут слова.
Как ни странно, отдельного внимания заслуживают диалоги, которые, пожалуй, самую малость не дотягивают до Вампирских интервью, если выражаться с иронией, но которые стоило бы зацитать с копипастом; но так как просмотр был с английским звуком, не хочется чваниться собственной интеръязыковой безграмотностью. Из всех фриков адекватным выглядит только тот, что оборотень, остальные — это повторение личных сортов: «я должна сделать это» — «я не могу тебе это позволить» — «мы будем вместе всегда» — «я тебя никогда не забуду» и прочего навеки-вечного мракобесия, которое в таком объёме придумать даже сложнее, чем нечто более вменяемое.
Куда потратили бюджет фильма – вопрос не из простых. На спецэффекты? Вроде бы нет никаких спецэффектов в четвёртой части… Вероятно, три-четыре десятка мильёнов ушли на живот Беллы. Хотя, правды ради, стоит упомянуть, что спецэффект в кине нужен едва ли, потому что, несмотря на эпичные разборки, можно было бы обойтись и без них, заняв место сражений соплями и страданиями главной героини, и этого вполне хватило бы, чтобы у всего ванильного населения вызвать дикую кучу эмоций. Почитательницы и почитатели саги вампирской от безысходности режут себе вены и стреляют в сердце осиновым коломётом, ну или, как минимум, натирают чесноком буравку и колят ней себя в попу. И всё это из-за неразделённой любви и невозможности стать такими же. Кто понаивнее — ставит пластмассовые клыки и пьёт томатный сок, а те, кто не проникся красотой потерь и лишений, либо получают повод для насмешек и издёвок, либо и вовсе не обращают внимания.
Не стоит забывать, что «Рассвет» таки заявлен как кинематограф, а не аттракцион. А если оценивать это безобразие именно как кинематограф — это есть всё та же мыльная опера для домохозяек как действующих, так и потенциальных. Показательный момент успеха франшизы как книжной, так и киношной — наличие, а точнее пропитанность франшизы страдальчеством. Не исключено, что и в положительно настроенных рядах появятся недовольные, которых будут раздражать возможные расхождения с первоисточником, пропущенные сцены, изменённые диалоги и прочие косяки, типа того, что вампиры холоднокровные, а, следовательно, ни о каком сексе и речи быть не может, ведь эрекция происходит от притока горячей крови.
Можно поорать о том, сколько можно снимать это надругательство, но к чему портить настроение себе и окружающим, когда, подобно мне, можно верить в то, что таки в последней части в дом Калленов ворвётся Блэйд в обличии Уэсли Снайпса и сделает то, что должен был сделать пару серий назад.
2 из 10 (хотя, если в последней части всё же прибежит Снайпс – то можно будет с чистой совестью переписать двойку на десятку)
 
Автор статьи: Артур Сумасшедший
__________________________________________________________________

ТАК ЖЕ ЧИТАЙТЕ:

Комментариев нет:

Отправить комментарий